В сети появился ресурс со списком всех случаев насилия против владельцев биткоина

график котировок биткоина к доллару СШАПочти из каждого утюга теперь нам с восторгом рассказывают, как устремились в небо котировки Bitcoin и других криптовалют на онлайн-биржах. Во многих телешоу, чуть ли не в программе «Спокойной ночи, малыши!» сиюящие улыбками 20-летние управляющие хэдж-фондами учат слабо подкованную как в технологиях, так и в инвестициях публику тому, как правильно сформировать портфель из различных криптовалют. Владельцы ферм для майнинга биткоинов и других криптовалют скупают накорню видео-карты, чей графический процессор эффективнее обычных CPU для добычи вожделенных монет. Спекулянты при этом прекрасно понимают, что это пузырь и он скоро лопнет, но за 9% чистой прибыли в день (!!!) готовы рискнуть до самого момента X, надеясь выйти оттуда в числе первых. Bitcoin легко может вырасти и до 5 тысяч долларов за штуку, благо дело, что СМИ громко распиарили криптовалюты по всей планете. Но рано или поздно всему приходит конец. Главный вопрос — как заработать на пузыре, который скоро лопнет?

Да, bitcoin и прочие эфириумы/ethereum — это классический пузырь, наподобие тюльпаномании в Нидерландах в 1636—1637 годы. Века проходят, но человеческая природа не меняется. Из этой же серии пузырь доткомов на NASDAQ в США. Там тоже в качестве актива выступали абсолютные пустышки. Так, цену акций прибыльной компании во время биржевых обвалов может удерживать дивидендная доходность, потому что на каком-то этапе цена может снизиться настолько, что дивиденды по акциям становятся ощутимыми для того, чтобы обезумевшие от страха инвесторы перестали бояться. Что удержит цену биткойна, когда тот начнет валиться вниз со страшной скоростью? Ведь за биткоином и прочими цифровыми валютами из крипто-пузыря стоит только идея, но у них нет никакой внутренней стоимости (intrinsic value), не говоря уже о позитивном денежном потоке в виде купонов или дивидендов. Это даже не доля в убыточном бизнесе, который можно обанкротить, а затем продать заводы/склады/товарные запасы/интеллектуальную собственность, чтобы вернуть инвесторам хотя бы ликвидационную стоимость предприятия. Слова стоят дешево. Но почему-то люди словам наивно верят. Так, Джим Крамер на CNBC заявил, что Bitcoin может стоить 1 миллион долларов. Правда, были случаи, когда Джим рьяно рекомендовал покупать акции впоследствии обанкротившейся американской компании. Когда ему позвонили несчастные инвесторы, вложившиеся в акции этой компании и потерявшие на совете Джима Крамера кучу денег, Джим сказал просто: «Я облажался.». Естественно, убытки инвесторов его не волнуют. Для него важнее рейтинги собственного шоу. Если в данный момент публика сходит с ума от криптовалют, то ведущий CNBC должен быть в тренде.

Жаль, что на настоящих биржах, наподобие CBOE (Чикагская биржа опционов), не существует деривативов на биткоины. Я бы зашортил Bitcoin, купив опционы put со страйком 500 долларов США. Шортить криптовалюты с помощью бинарных опционов на левых, сделанных за час на коленке, сайтиках — не имеет смысла. Мальчики-создатели «онлайн-бирж» исчезнут при первом же шухере, прихватив потом и кровью заработанные денежки рискованных инвесторов и спекулянтов.

Что гарантированно останется после лопнувшего пузыря — так это технология блокчейн. Ее уже активно внедряют сингапурские банки (DBS, OCBC), сокращая время совершения международных банковских переводов wire transfer от нескольких дней до нескольких часов. Герман Греф тоже в восторге от блокчейна. Правда, если технология blockchain позволит эффективно бороться с коррупцией, то в России она, с большой вероятностью, будет запрещена законодательно.

Похожие статьи:

  • Инвестирование в уранИнвестирование в уран
  • Инвестиционный гид по ТаиландуИнвестиционный гид по Таиланду
  • Ложь брокеров на фондовом рынке РФЛожь брокеров на фондовом рынке РФ
  • Уоррен Баффет: авторизованная биографияУоррен Баффет: авторизованная биография

Задайте вопрос себе

Из всего, что я вычитала в различных источниках сама и чем со мной поделились мои виртуальные собеседники, я сформулировала для себя несколько вопросов, которые стараюсь успеть задать себе, когда хочу кого-то поддержать:

  1. Насколько я считаю себя экспертом по жизни другого человека? Думаю ли я, что знаю, как ему надо жить? Думаю ли я, что он сам не знает, как ему надо жить, а я знаю лучше?
  2. Считаю ли я, что человек глуп, ленив, забанен в Гугле? Считаю ли я, что он выбрал плохих врачей и не способен отличить плохого врача от хорошего?
  3. Считаю ли я, что все, что человек делал, пока не появилась я в белом пальто такая красивая, было неправильно?
  4. Чувствую ли я, что не могу вынести, что человеку плохо (и может быть плохо еще долго), и я стремлюсь его “пофиксить” как можно быстрее, чтобы мне стало легче, и хватаюсь при этом за первую попавшуюся в информационном поле идею, не потрудившись разобраться?
  5. Считаю ли я, что оттого, что человеку больно и плохо, он перестал быть взрослым, поглупел, потерял способность понимать, что ему лучше, и принимать решения?
  6. Считаю ли я себя вправе объяснять человеку, чего от него хочет Бог, судьба, карма и пр.? Считаю ли я, что мне доступно сокровенное знание об этом?
  7. Считаю ли я, что этот человек обязан передо мной отчитываться о своем состоянии и о том, следует ли он моим рекомендациям, советам и указаниям?
  8. Считаю ли я, что человек, которому больно и плохо, и с которого никто не снимал ответственность за его жизнь и работу, должен тратить время и силы на то, чтобы просвещать меня (забаненную в Гугле, очевидно) о своей болезни?
  9. Считаю ли я, что человек не имеет права чувствовать то, что он чувствует, и вообще я знаю, что он чувствует, на самом деле, не то, что, как ему кажется, он чувствует? (о как завернула)
  10. Считаю ли я, что человек должен быть мне по гроб жизни благодарен за то, что я тут пытаюсь ему помочь и поддержать его?
  11. Считаю ли я, что если я огорчаюсь, пугаюсь и расстраиваюсь из-за болезни человека, он сам и должен меня утешать в этих моих расстроенных чувствах?

Зачем все это мне и вам

Я пытаюсь разобраться, как мне лучше себя вести, чтобы поддерживать моих близких, живущих с хроническими заболеваниями, и не обидеть их какими-то бестактностями; и как мне лучше себя вести, когда кто-то пытается поддержать меня, а мне трудно воспринять слова, которые человек произнес, как поддерживающие. Чтобы разобраться, как это можно сделать, я думаю, читаю и расспрашиваю, и делюсь с вами результатами этих изысканий. Если они в чем-то помогут вам, поддержат вас, — я буду очень рада.

Как писал Артур Франк в книге “По воле тела”, “подлинная забота существует там, где есть признание различий”. Конечно, не всегда неоднозначные высказывания истолковываются наихудшим образом. Очень многое зависит от того, в каком состоянии слушатель и какие у него сложились отношения с говорящим.

Конечно, не всегда и не всем подойдут те альтернативные варианты слов поддержки, которые я перечисляю. Люди разные, ситуации разные. Этот материал — не “рецептурный справочник”, а, скорее, трамплин, от которого можно оттолкнуться, это повод искать и формулировать то, что подходит именно вам. Во многих случаях просто проговаривание хорошего намерения — очень поддерживающий вариант.

Моя самая большая надежда в связи с этой публикацией — чтобы стало, возможно, легче обсуждать то, что сложно обсуждать, и чтобы в итоге люди, которым уже и так плохо из-за болезни, оказались в меньшей социальной изоляции. Потому что из-за нее людям гораздо хуже.

Неотправленные письма

Мы все, бывает, сказанем что-то такое, что обижает собеседника. И потом, поняв, что произошло, чувствуем себя виноватыми. Иногда мы чувствуем, что просить прощения уже поздно. Но всегда, даже если человек, которого мы обидели, умер, мы можем написать письмо, выразить то, что мы чувствуем, попросить прощения и взять на себя ответственность больше не обижать людей таким образом. Такие неотправляемые письма исцеляют нас.

А если человек, которого мы обидели, жив, мы можем отредактировать написанное и отправить ему, не ожидая какого бы то ни было ответа. Может быть, наше признание ответственности за причиненную боль окажется целительным и для него. Может быть, он нам об этом скажет. А может быть, и нет.

Мы все, бывает, оказываемся ранены чужими необдуманными словами. Иногда они, как занозы, застревают в нас и продолжают болеть. Тут тоже можно взять и написать о том, что случилось. В первую очередь — приватно, для себя, чтобы выразить то, что мы продолжали носить в себе (и больше не носить в себе). Это может быть болезненно — как удалять занозу, — но обычно от этого становится легче. Главное — обращаться при этом с собой как с лучшим другом, сочувствовать себе и поддерживать себя.

И еще вот что полезно будет почитать о том, как правильно поддерживать людей.

Запись Слова поддержки, которые ранят впервые появилась Милосердие.ru.